Семь гранатовых зёрен (Хтоника. Часть 1)

Автор: Марина Мазуренко (Веда Вереск)

Она вошла в город как раз в тот момент, когда первый цветок подснежника распустился в оттаивающем парке. Мартовский ветер трепал вьющиеся каштановые волосы, на одном её плече висел объёмистый потрёпанный рюкзак, на другом — сумка с мольбертом, кистями и красками.

Через пару часов все в городке уже знали о нежданной гостье. Мужчины отмечали её удивительную красоту, женщины напускали на себя безразличие и сварливо рассуждали о том, что девушка похожа на замурзанную бродяжку, а то и вовсе на наркоманку.

Её звали Кора. Так, по крайней мере, она представилась, когда осматривала квартиру, которую хотела снять. Старушке-хозяйке Кора понравилась, и это подарило девушке небольшую скидку на арендную плату. Полосатый серый кот, обитавший в подъезде, тоже проникся к приезжей тёплыми чувствами, особенно после того, как она выставила у порога блюдечко со сливками.

Обсуждением нежданной гостьи, её одежды, внешности и даже манеры говорить, городок жил целый месяц. За это время Кора успела найти работу, спустить с лестницы пару неудачливых ухажеров, и окончательно переселить серого кота к себе домой. Теперь она работала в школе — вела рисование и историю искусств. Дети поначалу чурались новой преподавательницы — она казалась им слишком молодой, но потом они полюбили её уроки.

Апрель вступал в свои права — весенние цветы пестрели на клумбах, цветущие сады казались похожими на белые душистые облака. Серый кот толстел, Кора веселела, а дети, разинув рты, слушали её лекции об искусстве. У новенькой появлялись любимчики — рыжая девочка с косичками, которую одноклассники прозвали Лисицей, Тихоня — застенчивый мальчик в очках, с руками, вечно испачканными в чернилах или краске, и маленькая Алиса, которая ходила обнимку с любимой куклой.

Эти трое часто забегали в её студию после уроков, и она учила их рисовать людей, цветы и зверей, смешивать краски и накладывать их на бумагу или холст. А еще она рассказывала им сказки, мифы и легенды. Дети любили её куда больше взрослых, потому что видели в ней то, что усталые глаза старших не замечали — Кора творит чудеса. В её кабинете не было ни одного растения, которое бы засохло в своем горшке, а её тонкие пальцы будто бы светились, когда она рисовала. В студии было тепло в любую погоду, словно Кора приносила это тепло с собой. Единственной вещью, излучающей могильный холод, был кулон на её шее — семь камешков граната в оправе из серебра, похожие на капли тёмной крови. Как-то она рассказала, что кулон ей подарил муж, который сейчас живет в другом городе. После этого, Лисица заочно возненавидела мужа Коры, опасаясь, что он когда-нибудь приедет и отберет её у них. А Тихоня никак не мог отделаться от мысли, что кулон ему что-то напоминает. Только маленькая Алиса ни над чем не задумывалась, ей просто было хорошо и весело.

Городок принял Кору, и устал сплетничать о ней. Ревнивые жены успокоились, сластолюбивые юнцы и неверные мужья поняли тщетность своих попыток. Жизнь потекла своим чередом, и только трое во всем городе знали, что учительница рисования не так проста, как кажется.

Май и первая половина июня пролетели как одно мгновение, чередой праздников, костров на лесных полянах, нервов и экзаменов. Летние каникулы нахлынули на город ребячьим смехом, беготней и озорными играми. Студия рисования на каникулы не закрылась, но работала только раз в неделю, и ходить в неё можно было по желанию. Верная троица, конечно, появлялась там регулярно, помогая поливать цветы, расставлять мольберты и реанимировать загубленные кисти. Потом они обычно шли в парк, где Кора рассказывала им о растениях и животных. Знала она удивительно много, и говорила, что всему этому её научила мама. В дождливые дни дети приходили к ней домой, пили травяной чай, играли с серым котом, и листали альбомы по искусству. Правда, когда на страницах попадались сюжеты из античной мифологии, Кора мрачнела, и быстро их пролистывала. Дети всё замечали.

Так прошло лето. А в тот день, когда с дерева сорвался первый желтый лист, и медленно кружась, упал на траву, Кора начала собираться. Она уже сложила все свои вещи, и готовилась уходить, когда на её пороге возникла знакомая троица. Детей встревожило отсутствие любимой учительницы, и они прибежали узнать, в чем же дело. Кора молчала, дети не сводили с неё глаз.

— Не уезжай! — побелевшими от волнения губами прошептала Лисица. — Не стоит он этого!

— Останься, пожалуйста, — пропищала маленькая Алиса, и стало видно, что она вот-вот расплачется.

— Она не может остаться, — с грустной улыбкой сказал Тихоня.

— Почему? Что ты несёшь? — взъелась на него Лисица, сверкая своими глазищами.

— Потому, что Кора — одно из имен Персефоны. И потому, что сегодня в город пришла осень. Помнишь эту историю? — Тихоня грустно вздохнул, глядя на молчавшую Кору. Та ласково улыбнулась и потрепала его по голове.

— Умный мальчик, — девушка подхватила сумку и рюкзак. Гранаты, оправленные в серебро, кроваво блеснули. — Пожалуйста, не забывайте кормить кота.

Они провожали её до самой городской окраины, всё еще не веря до конца в происходящее. Алиса, позабыв о своей кукле, тащила серого кота, который повис у неё на руках кулём муки и тоскливо глядел жёлто-зелёными глазами в сторону Коры. А её уже ждала чёрная, как сажа, машина, возле которой курил худой водитель со скуластым лицом и пронзительно-синими глазами.

Когда она уехала, начал накрапывать мелкий противный дождь. Маленькая Алиса ревела голос, серый кот тоскливо мяукал сиплым басом. Лисица старалась держаться, но то и дело шмыгала носом и моргала часто-часто. А Тихоня не плакал. Он знал, что Кора обязательно вернется. Когда распустятся подснежники.