«Под кожей и в сердце — нас будто бы подменили…»

Автор: Камилла Макитова 

 

Постоянство памяти

Мгновения тусклых серых дней

Отчетливее тонких граней

Пронзают в памяти моей

Осколки тех воспоминаний.

 

Грядущее мрачнее и странней,

А разума оковы тяжелее,

И оттого становится больней,

Что нужно жить, не сожалея.

 

Туманный город все черней,

От мерных дней душа мертвее.

Забыть, конечно же, мудрей,

Но помнить, кажется, важнее.

 

Странник

Я странствовал в норвежских фьордах

И наблюдал закат с берлинских крыш,

В церквях готических я слушал тишь

И видел облик Рима вечный, гордый.

 

Был в замках где когда-то жили лорды,

Исследовал Версаль и весь Париж,

Проплыл Дунай, Янцзы, Иртыш

И нежился в Испании аккордах.

 

Узрел и гряд скалистых орды ,

Свое ты сердце им вручишь,

Хоть явью станут если спишь,

Я в путь направлюсь шагом твёрдым.

 

Черные крылья*

Замело скалистые ущелья, за стеною снова тишина,

В старом грозном Винтерфелле правит стылая зима,

И метелями заснеженную рощу прорезает вновь вороний крик,

Видно подо льдом святые мощи, где-то рядом слышен волчий рык.

 

Вот уже и мòрозью сковало очертания острые холмов,

Кажется, прошло немало с той эпохи яростных ветров,

Черные надеть одежды — уготованный судьбой удел,

Воевать за зарево надежды, потерять все то, что не имел.

 

Снаряжать походы в дали ночи, вовремя давать сигнал,

Но зима не станет здесь короче, силой наделен ее оскал,

Мне молиться о пощаде впору всем великим семерым богам,

Чтоб уберегли от споров, не предàли северным снегам.

 

В вечереющей тоске ненастий я слежу, чтоб дымчатый закат

Не принес безжалостных несчастий, не был стаей вражьею объят,

Черных крылий удрученный шорох огласит полетом свод луны,

Длинный коготь мой развеет ворох древних страхов белой тьмы.

 

* по мотивам серии романов Дж. Мартина «Песнь льда и пламени»

 

Ветер

Развевая далекие стяги и шурша пожелтевшей листвой,

Пропитав зной заржавленной влаги, ветер воет, шумит надо мной.

Равнодушный к мольбам о пощаде…Что ж, развей всё вокруг, не щади!

В бесконечном и древнем обряде всё былое оставь позади.

Свой протяжный задумчивый голос пронеси сквозь обманчивый мир,

Чтоб в заоблачных высях исторглось скрежетанье как сотня рапир.

И без устали, и без покоя продолжай уносить по земле

Чью-то радость иль тяжкое горе на своем иллюзорном крыле.

Погребая в забвенье мечтанья, не серча и отнюдь не во зло,

Просто жизни лихой ожидания не смыкает твоё ремесло.

Унося в моих мыслях далёко свой поток в ожиданьи чудес,

Ветер шепчет, что мне одиноко под покровом невзрачных небес.

 

Дождь

Дожди навевают далекие мысли,

Смывая налет одинокого дня,

Который пронзает как медленный выстрел,

Теперь не спасет никакая броня.

Мы были знакомы с тобою неделю,

А осень сменила багряный убор,

За окнами ветры как пули свистели,

Зима раскрывала свой бешеный взор,

И ночь ее горечь стирала во мраке,

Рассыпала стекла истертой души —

Осколки разбитой навеки отваги —

Я думал ее нелегко сокрушить.

За окнами дождь непрестанно стрекочет,

Обманом разлуки грохочет вокруг.

Мне кажется, эти нелепые ночи

Никак не окончат свой замкнутый круг.

Дожди непрестанно стирают улыбку,

А может они здесь совсем не причем?

Погряз в одиночестве мерном и зыбком,

И разум не думает впредь ни о чем.

 

Каботин *

На ярко выбеленный грим ложится тускло злая тень,

И вот, как прежде, каботѝн развеял мигом скуку, лень.

На вид невзрачный бонвивàн, твердят иные, что хорош.

— Да как по мне, простой болван! — сказал один. — Цена лишь грош.

Чернеется на скулах фàбра, играет ловко дондеже

Покуда сила или храбрость придут на помощь в ангаже.

Его шалòновым вещам не ведом свет бразильских звёзд,

Наградой станут вскрики дам и непринятие всерьёз.

Стоя под взорами людей ты волен, корчась, строить роль,

Прости, печальный лицедей, толпа не терпит чью-то боль.

 

* Каботин — странствующий комедиант, актер.

 

Город простыл от дождей и туманной пыли,

Всюду закрался серый мерзкий мороз,

Под кожей и в сердце — нас будто бы подменили,

А ветер осенний надежды с собой унес.

 

И выразить трудно какие-то мысли словами,

Пишется только с меткой «на злобу дня».

Вокруг новостные пожары, грозы, цунами,

Да только ни строчки, ни слова нет про меня.

 

Нависшая хмурость над городом неистребима,

Пока не услышу в сводках с погодой: «ясно».

Радует, что не сшибло подобным клином —

Я буду твердить, что осень — это прекрасно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.