Тексты

«Мы потеряли то, что не вернём»

Автор: Заур Ганаев

                             Даше, Марине и Адаму

В Ульяновске, одним сентябрьским днём,
Мы потеряли то, что не вернём.
И ветер дул всегда насупротив,
Но тем плотней держался коллектив
Из четырёх. И дело ли в реке,
К которой мы — легко и налегке.
Оттуда: побережье, в глушь: назад
К безлюдью, да — и кладбищу солдат.
И тьма. Во тьме, возможно, есть ответ.
Но как его нам было разглядеть?!
 
Был слишком сильным ветер для южан.
Огонь хоть был руками окружён,
Но гас. Симбирской ветреной стихии
Не нравились ни пламя, ни стихи и,
Ни сами мы…Одним сентябрьским днём
Дошли ли мы или ещё идём?
 
 

Ноктюрн

Бывает так, что мыслям нет конца,
И ты готов обрушиться с крыльца
В растущий звук, чтоб самого скрутило.
Бывало так, и это проходило.
Твоё подобье по земле ходило,
С прохожими беседу заводило.
 
Бывало ль так с тобой? Не отвечай.
Мы — разные, но общая печаль
У нас у всех. Я раньше думал, если
Жить правильно, по совести и чести,
Добро одержит верх. Висок скребя,
Теперь добра не жду и от себя…
 
Я все ещё ребёнок; все ещё
Меня, как космонавта, высь влечёт.
Даруй мне, Боже, крылья, невесомость,
И чистую младенческую совесть.
 
Но повесть человеческая есть
Обидами наполненная песнь.
И оттого бывает в жизни так,
Подбрасывая в синеву пятак,
Загадываешь: только б не сойти
Умом и сердцем с верного пути.
 
И наступил октябрь. И вновь и вновь.
Или точнее — так бывало встарь.
Откроешь дверь, куда угодно встань,
Подушечкой фаланги гладишь бровь.
И мыслям нет конца. Так рыбий рот
Застыл и тьму космическую пьёт.
 
Бывало ль так с тобой. Грядёт зима.
Умнейшие из нас сойдут с ума.
И в сон скелет погрузится природы.
Так старые на нас несутся годы.
И ты готов обрушиться в сердцах,
Но произносишь утомленно: ах!
 
 

***

Ты была со мной вначале
И — Москва-река.
Вспомни: белые качали
Чаек облака.
 
Не найдя во мне поэта, —
Так ли слаб мой дар —
Ты, касаясь парапета,
Отступала в даль.
 
Я тебя такой запомнил,
Вот до этих пор,
А вчера приснился сон мне:
Был аэропорт,
 
Были мы, и я простился;
В небо взмыл пилот
На железной белой птице,
И таков был. Вот.
 
Эти сны мои, как пытки,
Снятся только мне
В самой горестной попытке —
Вновь наедине
 
Быть. «Ах, эти наши встречи —
подводя итог,
И обняв себя за плечи,
Ты сказала, — Бог
 
Не простит нам. Нету смысла.
Нужно дальше жить».
И тоска моя повисла,
И кружИт, кружИт.
 
 
Лунная девочка
(девочке-альбиносу с гетерохромией)
 
Наполовину — море
Наполовину — суша
Наполовину — горы
И вся — игрушка
 
И волосы, как серьги,
Всё серебро воды.
В одной глазнице — берег,
В другой — льды.
 
И водопады света
Серебряной луны,
И слышен голос ветра,
И плеск волны
 
Так чайка, минув косы —
И крыльями на лбу —
Летит по склону носа
Клевать губу.
 
Две разные стихии
В одной сошлись —
Игре в дихотомию,
И дали жизнь.