Тексты

Если «ты» не идешь к конфабуляции …

Автор: Адам Салаханов

С тех пор как я охладел к реализму, я всегда хотел написать рассказ, который начинался фразой: «Однажды, один персонаж спросил меня: как знать, что именно ты пишешь произведение, а не наоборот?». Да, и еще меня интриговала чистота ментального контакта с читателем – помимо прочего. Кончено, прием этот стар как литературный мир. Начиная «1000 и 1 ночи», «Дон-Кихота» с «Гамлетом», развивая Джойсом и О’Брайаном, продолжая Соколовым и Уоллесом и не заканчивая Пелевиным и Эггерсом.

Но ровно неделю назад Ася предложила на нашем сходняке задание в направлении «реализм». Будь он не ладен…

Ребята начали вытаскивать разноцветные карандаши из Асиного пакетика для парфюма.

Баширу попался салатовый и я тут же вспомнил, что один из моих любимых цветов – это «зеленый». Поискал его, и вытащил.

— Это цвет хаки, – уточнил кто-то, и я — «дизайнер внутренней отделки» — не стал долго спорить.

— Теперь каждый должен написать рассказ, в котором будет фигурировать цвет, который ему достался, – объяснила Умарова.

Двадцать пятым кадром, в памяти мелькнул зеленый водопад листьев. Только снизу-вверх. Ибо в этом воспоминании, земное притяжение за секунду притянуло меня с яблони на штакетник.

— Каждый раз, когда я проводила этот эксперимент, участники вспоминали очень интересные моменты в жизни. Некоторых даже до слез трогало воспоминания, – подытожила Ася.

— Ты же тупо сам выбрал себе цвет. Это не честно, – вклинился Башир и обломил мой флэшбек, как вес моего тела ту ветку яблони, на которой я стоял в моем воспоминании.

— Ладно, сволочь. Давайте по новой. А ведь ты такой рассказ запорол, – ляпнул я и еще раз, только теперь уже не глядя, полез в пакет за карандашом.

И из всех возможных дельных цветов выудил… «фиолетовый».

Тут уже вместо флэшбека мелькнула мысль: «Насколько глубоко нужно воткнуть этот карандаш в глазницу консерватора Башира, чтобы достать мозг — если он у него есть?»

Но я решил не искать легких путей.

Всю неделю на моей био-флешке метались отрывки из вооброж-нета.

Рабочее название рассказа «Деграде» (типа плавный переход от одного цвета к другому). Я решил йинг-йангнуть содержание и использовать все цвета, плавно перейдя от «белого» к «черному».

Там были разные сцены. «Белый» — цвет рубашки отца. «Молочный» цвет кусков газеты, из которых отец с дядей Ваньком лепили друг другу носы (в зависимости от того, кто проигрывал в карты), пока я лазил на дереве. Далее «Желтый» цвет подсолнечного масла во фляге, в который полуслепой дядя Ша1руди макнул свой галстук в процессе ревизии. «Желтый» переходил в «Светло оранжевый», когда дядя Ванек пытаясь прикурить сигарету поджег свой бумажный нос. «Темно красной» была рубашка отца, когда он домчался в больницу, прижимая меня к груди. «Зеленый» или «Хаки» был — как описывался выше, лиственный занавес – в полете перед шоу «Как же тебя угораздило». «Стального» цвета (вдруг) оказалась машина ребят, которые подвернулись нам для поездки в больницу. Чертовым «Фиолетовым» наметился глобус из жвачек, — единственное что я просил принести мне в больницу (из-за фантиков). «Голубые» и полные слез, любви и эмпатии глаза Мамы, младший оболтус которой проткнут «Синими» штакетниками насквозь. Из «Темно синего» стремительно «Темнел» галстук полуслепого дяди Ша1руди, когда он нагнулся над открытым капотом заглохшей машины и пропитавшийся маслом галстук начал шипеть на раскаленном моторе:

— Где-то пирожки жарят, – сделал он вывод выпрямившись и оглядываясь по сторонам – как только учуял запах.

А я сделал вывод, что так дело не пойдет. Со всеми этими «мог быть» и неточностями фабулы/перелива цветов – как бы я не подгонял сюжет к Яхите, жене Ванька, которая первым увидела проткнутого пиками мальчика ляпнула:

— Боже мой. Мальчик поранился, – и грохнулась в «Черную» тьму обморока.

Стоп. Если не помнишь точно, то для реализма – как бы ты его не переваривал – такое не годится. И твоя сублимация линейности, ради левитации сознания читателя по произведению подобно пинбольному шарику к персонажам вместо мишени – никому нафиг не сдалась.

Не лучше вышло дело и со вторым рассказом. Нареченным заранее отмазочным названием «Алекситимия» (типа отсутствие возможности выразить эмоции).

В нем планировалось установить, что «Фиолетовым» был свет фонарика мента, который нарвался на мое нервозное — после кидняка от лучшего друга – состояние и решил за грубость загрести меня в тюрягу, но – 10 минутами назад незнакомая – бабка попутчица в

такси ляпнула, что я с ней да еще и больной, так что мент отчалил, под мой подтверждающий ее слова хохот.

Вывод: какой к черту «Фиолетовый» цвет фонарика у мента!?! Начитался антиутопий!?…

Получалось так, что чеченцу, большую часть из 34 лет жизни прожившим в полуглухом селе, писать с оттенком «фиолетового» реально нечего. Даже тот же «сиреневый» куда б ни шло. В мамином цветнике были сирени, а она любит цветы как детишек. Даже говорит с ними, не скупясь на комплименты.

В общем, варианты были только экспериментальные. А конкретики никакой …

К концу недели гора сама двинулась. И глыба, шарахнувшая меня, подкатилась вибрацией. Телефона. СМС-кой гласящей: «Ваш баланс ниже 30-и руб.» Представив себе, как я доковыляю до приемника и буду пополнять этот вечно тающий как лед баланс, я увидел концовку этого рассказа.

Хуже чем цвета, я запоминаю имена и цифры. Даже четыре цифры пинкода карты забыл, и теперь приходится пополнять баланс через терминал. И для кретинов вроде меня, на приемниках каждому номеру абонента выделен свой зверёк/свое животное, со своим цветом. На пример, если я путаю хотя бы одну цифру своего номера, выпадает красный енот, зеленый лев или рыжий тигр. Хоть у меня этот номер уже лет десять, иногда все равно бывало путал цифру-другую. На радость всяким типам с номерами, схожими с моим. Но теперь, благодаря этой теме, фонд помощи неизвестным зверькам закрыт. Уж цвет и животное-то я в состоянии вспомнить, когда дело доходит до уточнения цифр.

Разумеется, неверно понимать эту историю как растянутый запрос «Пополните мой счет» (тем, кто его знает). Но те, кто знают мой номер, могут узреть мистическую тональность данного мне задания по реализму. Если вы «правильно» введете мой номер в приемнике, то суждено вам встретится взглядом с фиолетовой пандой.