Тексты

Ее сердце из черной сурьмы

Автор: Николь Воскресная

***
Монета с головой Саломеи,
побег побега из тьмы.
Привези мне из Галилеи
ее сердце из черной сурьмы.

Говори и танцуй не думая.
Выползала ростком в полный рост,
безрассудная или безумная,
с головой полной жгучих роз.

Позолотой раскрашена, вейся,
сердце уголь хранит тепло.
Во мне тьмы твоей иудейской,
понемногу растет зерно.
22.10.18

***
От тоски гаснет солнце и сохнут реки,
а тебе от нее гореть.
И в безмолвии губы и опущены веки,
дай металлу остыв затвердеть.

Не боится огня железо,
раскрасневшееся острие,
безболезненно и бесполезно
повторяю, имя твое.

Не останется даже привкуса,
душа трепетом осквернена.
Если можешь с молчанием свыкнуться
То, не так уж обречена
08.08.18

***
Цвет недоступен, монохром.
Притворяться что греет свет.
Заклинания на потом.
Море снега и море-снег.

Обозначься пунктиром камней,
убегающих до воды,
по застывшей соли морей,
где искать мне твои следы.

Пианино расстроено, ржавый трамвай,
телефонная будка пуста,
замолкает гудок, телефон устал,
проводник из ничто, в никуда.
08.01.18

***
Ты ли святой монстр
действительность, воспринимаемая некритично?
Солнце, погоня за солнцем:
побег из тюрьмы кирпичной,

где стены вьются и обволакивают,
дома – вязаный вручную шарф.
Удавка хранит тепло тех, кого не оплакивают,
и каждый проулок – шкаф.

Весной потянет на книжные развалы,
ты никогда не застегиваешь пуговицы на рукавах,
а место где заканчиваются все вокзалы,
не помнит тебя, и звезды застряли в его плавниках…
01.02.18

***
Не потерять осознание,
собственной бесконечности.
Магнитная пленка вспоминай,
вытирается, идёт трещинами.

Самый страшный звук молчание телефона,
ни одной строкой ничего не выдам.
Здесь не пишется, патефонным,
звук хрипит и издали слышится, очевидно,

так бывает тесно в собственной шкуре,
если она промокнет и на солнце ссохнется.
Ни одной ноты, ни в одной увертюре,
аналоговый носитель меня когда-нибудь схлопнется.
01.05.18

***
Есть ли чему завидовать
или что стоит беречь?
Нефтью густых обид,
словно кровью истечь.

Серые платья: волчий мех,
век мне их не сносить,
губы в украденный смех,
спрятать и голосить.

Выть на искусственную луну.
Город. Прожектор. Тьма.
В вое своем не лгу,
им лишь одним права.
03.06.2018

Гелиотроп

Вдовий запах гелиотропа,
звери тебя заласкали,
кто пересек их тропы,
порастает цветами.

Кто там луну аукает,
ясны ль его глаза?
Этот вот так забаюкает,
что позабудешь как звать.

Зверю имя не кстати,
что ему до имен.
Плоть зубами изгладить,
имя клеймо – он не клеймен.
03.06.2018

Доппельгангер

Скоро это будешь не ты,
а кто-то другой.
Навечно прописанный в твоем теле,
крещенный твоей тишиной,
и так полюбивший метели,
укутавшись с головой,
лежит на твоей постели.

Смотри на него, смотри,
никчемное отражение.
И тот, что не стоит любви:
победа и поражение.
Притягивает аромат,
любой мотылек любим,
чуть позже уже распят,
тобой, но вот тем другим.
25.06.18

***
Зажигалкой чиркаешь, не горит.
Пиши все что думаешь.
Все слова уместились на медный кулон для молитв,
лучше разве для них придумаешь?

Засыхают цветы и окурок дымит…
Где мне взять настоящей поэзии?
Чашка с чайкой отколота, жуткий вид
и такое бывает болезненно.

Кремний выдохся, ветки, фонарь,
я избита как эти слова.
Если кровь, не кровь – киноварь,
не сгорит ничего…никогда…
28.06.18

***
И холодную меня и размазанную,
вы нарядите в яркие сны,
и дитя моё будет наказано:
по рукам полетят листы.
Недопетое недосказанное,
вырывая у пустоты,
разве жаль не красивую вазу?
Если в ней завяли цветы…
22.10.17

***
Жизнь – дорога,
а куда заведет не знаю.
Сколько прока,
околачиваться возле рая?

Второсортные фильмы,
как вдохновение.
Ночью филин,
позовет на тропу без забвения.

Все, играя,
отдавали индейские боги,
полосато-звездного рая,
не узнав ни одной дороги…
20.06.2018

Первородный

Униформа татуировок,
чёрной кляксой как в морге штрих.
Располосанно небо марлевок,
проводами пунктиров простых.

Изрисованное руководство,
словно детской нетвёрдой рукой.
Во всех днях нахожу я сходство,
с беспросветной чернильной тьмой.

Снять бы кожу с тебя чтобы снова,
нанести за узором узор.
Первородство, первооснова.
Быть собою вечный позор.

Об уродстве что-то на память,
как Уроборос сохранить.
Всех больнее себя ужалить,
и за это себя возлюбить.
28.07.18

***
Как узор: октопусы и ножи
я забвенье и дикий мед.
И в сражении не на жизнь,
ничего не произойдёт.

Ни от крови и ни от страсти,
не течет ни одна строка.
Мы подвержены тем ненастьям,
что касаются только слегка.

В черной буре иным не выжить.
Как цветные стекла в песок,
кто-то спрятал в ненужные книжки,
исчезающий восторг…
30.08.18

Кисмет

На нектар искусанных губ запрет,
и медовое солнце утонет в море.
Когда это судьба говорят: «кисмет»,
но познание самое страшное горе.

Как мне скрыть что подействовал яд?
И душевных судорог спрятать знак…
Словно эти огни лишь меня опалят,
словно только меня поманят.

Не хочу я тебя узнавать.
Будто больше дышать не хочу.
Только можно ли удержать?
Вздох легко погасивший свечу.
06.01.19

***
В этом городе мне дорого море:
заклокотавшая гортанно бездна.
Я за тобою вернусь живою,
моя преданность тебе безвозмездна.

Мы придёмся к месту, вполголоса
я ведь бродяга, чего мне петь.
Так бесстыдно черны твои волосы,
словно кожаная злая плеть.

А душа растет как хмель у дороги,
той дороги, ведущей в вечность.
Упоительны все же тревоги:
растревоженная человечность.
09.01.19

***
В три часа ночи мозг пытался до кого-то дозвониться,
посылал гудки…
Линия была перегружена,
автоответчик больше не диктовал стихи.

Лампочками АТС светили звезды.
Оператор никак не мог соединить.
Ночь безвылазна, ночь промозгла,
поперёк и вдоль невозможно прожить.

Абонент доступен, но не для всех.
Голова: телефонная будка, переговорный пункт.
Наберите хотя бы телеграфный текст,
без предлогов и точек: «проведи меня даже сквозь бунт».
15.01.19