«А мы ещё не осознали солнца…»

Автор: Инна Домрачева

«А мы ещё не осознали солнца…»

 

***

Ты придумал, что вот я – такая,

Лёд и сталь, а меня не спросил.

Я ни в чём тебя не упрекаю –

Не хватает ни воли, ни сил.

 

Но зачем из чумного сарая

В этот воздух и свет выносил?

Я не плачу и не умираю –

Не хватает ни воли, ни сил.

 

Непонятно, откуда берутся

Слёзы – льются

На стол и в строку.

Только я не могу обернуться.

Не могу.

 

***

к черту к лешему к медведям

в океанские глубя

но везде куда мы едем

мы берём с собой себя

 

видел звёзды под опеку

ерепенился в тюрьму

не пристало человеку

что естественно ему

 

драйвер вашей пасторали

опрокинулся в кювет

не читайте мне морали

не нарвётесь на ответ

 

***

Ни хрен не знает, ни пастернак,

Ни чабер, ни эстрагон,

С какого образа ты – хренак

И вот уже эпигон,

 

И вот даже и не толмач,

Ты илист и каменист,

Ты – днище. Будет тебе, не плачь,

Утешься, постмодернист.

 

***

Он бросил гайку надо мной

И после шёл уже по звуку,

А я подумала – смешной,

И протянула смело руку.

 

Я полагала – всё слегка,

И с удивлением смотрела,

Когда обуглилась рука

И выше локтя прогорела.

 

***

Заведено на сорок оборотов

Не самое астральное из тел,

Оскалившихся в крике, криворотых,

Рывком переползающих предел.

 

А дальше мир становится картонней,

С обрывками акцизного клейма,

И линиями жизни на ладони

Утра прошита линия ума.

 

Она вскипает — белая, простая,

И лопасти взбивают молоко,

А жизнь — она тут часто пролетает,

Должно, аэропорт недалеко.

 

***

Рябины много – к тягостной зиме,

А мы ещё не осознали солнца,

Слова внахлёст ложатся, как в письме

Четрынадцатилетнего веронца.

 

Фонема из асфальта проросла

И потянулась вечности навстречу,

Но не хватает света и тепла

На кубометры скошенных наречий.

 

Земля больна и потому строга,

Не отравись, идя по ней босая,

И снова осыпается строка,

Выветриваясь и перемерзая.

 

***

Крылья втачные, заслонки печные,

Сорная просинь в латуни жнивья,

Слёзы ночные, кошмары ручные, –

Будем знакомы, и это всё я.

 

Всё, что боялись увидеть во сне вы,

Пьяненький Ной и его сыновья,

Мелкая дрожь накатившего гнева,

Холодно слева, – и всё это я.

 

Не исцеление и не увечье,

Ломкого громкого неба края,

Жалкое злое дитя человечье –

Вот что такое действительно я.

 

***

Смешны, смешны такие вещи, но

Когда глоток до сентября,

Меня пугает эта женщина,

До слёз влюбленная в тебя.

 

Располосует же до алого,

Убьёт же! – очевидно мне,

Когда она глядит провалами

С углями адскими на дне.

 

В них мечется фонарь, аптека ли,

И эту полночь в багреце

Смешно и странно видеть в зеркале,

На злом скучающем лице.

 

***

Игрушечного рая

Гражданство сохраня,

Я скоро проиграю,

Удержишь ли меня?

 

О, сшитый из работы

С досадой и виной!

Я знаю, за кого ты

В войне меня со мной.

 

***

Истинное чадо декабря

Узнаёт предсердия по стуку,

Улыбаясь и благодаря

Через равнодушие и скуку.

 

Ты один — озноб её, напасть,

Плеч её внезапная сутулость,

Ты позвал — и женщина сдалась

Раньше, чем на голос обернулась.

 

Вновь тобой — бесцветна, смятена,

Не волна и даже не частица, —

Надышалась жадно, допьяна,

Нет спасенья — только превратиться.

 

Ты обжёг ей лёгкие, иприт

Безобидней. Происходит вспышка —

И с тобой свирепо говорит

Бледный и взъерошенный мальчишка.

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.